Проституция : Что мы имеем сегодня и почему?

Сначала – ЧТО мы имеем? Сегодня проституция распространилась так широко и так «повсеместно», что с каждым днем остается все меньше людей, которых это явление шокирует. Понятно дело, что полностью смириться с подобным невозможно, да и нельзя. Однако, никого это особо не волнует, поскольку эскорт- и интим-услуги, публичные дома и даже низкого пошиба бордели продолжают пользоваться спросом и неизменно остаются востребованными, как и тысячи лет назад. Так, может, уже стоит все это легализовать и у нас, как это сделали во многих странах Европы? Да, кто-то сочтет этот вопрос просто некорректным или неинтересным, но от этого его актуальность отнюдь не уменьшится. Вопрос – дискутабельный, это естественно, но давайте-ка попробуем в нем разобраться поглубже.
Начнем с пищи для ума: легализация проституции в большинстве развитых стран привела к тому, что «девицы легкого поведения» выходят на улицу так же, как мы с вами отправляемся на работу. Они исправно выплачивают налоги, у них, в отличие от простых работников офисов и предприятий, всегда имеется свежая справка о состоянии здоровья. Однако никто из проституток не стесняется своей профессии, как в это часто бывает среди представителей среднего класса: «да я работаю, ну, так, пока курьером, но подыскиваю себе что-нибудь поприличнее» (и при этом отводят глаза и быстро меняют тему). А спроси ты у них — и долго ли ты планируешь работать? Все как одна отвечают — это временно, так, перебиться! Но в действительности — «перебиваются», в основном, довольно долго, пока внешний вид позволяет. А это ни много ни мало — лет пять — двенадцать…
Ведь, согласитесь, деньги-то быстрые и легкие. Девочка за час имеет столько — сколько за день получает реализатор на рынке, при этом плавясь на жаре и таская тяжеленные коробки с товаром. А часов может быть и больше: когда пять, если повезет — десять. Это как на рыбалке — чувствуешь азарт и никогда не знаешь, насколько улыбнется удача. Конечно, все они мечтают «завязать», и все их разговоры лишь об этом. Но стоит действительно «завязать» и устроиться на нормальную работу, о коей они так страстно мечтали… Им очень скоро — становится скучно!
 Многие из проституток – семейные: у них есть мужья (жены), детишки или престарелые родители.  Вот несколько интересных фактов. В Мельбурне, например, в Австралии, есть знаменитый на весь мир бордель-отель Daily Planet. Его собственные акции на всех мировых биржах пользуются огромным спросом. Италия известна тем, что в ней легализована «частная» проституция (то есть, в своих домах), хотя уличная проституция и преследуется законом. Венгерские проститутки допускаются к работе только при наличии справки о состоянии здоровья, в противном случае «выход на линию» им запрещается. А в такой мусульманской стране, как Турция, существует наказание, сродни нашему («химии»): если какая-либо девушка нарушит некоторые из законов, она должна будет на протяжении нескольких лет «отрабатывать телом». Германия же известна тем, что там более 500 000 человек живут на средства «основного дохода» – проституции. Немецкие проститутки могут работать не только в легальных клубах, борделях, эрос-центрах, но и на улицах, и в частных домах («индивидуалки»). Не менее интересен и такой факт: 2 миллиарда евро – таков годовой доход, приносимый проституцией, а с 1997 года профессиональные проститутки в Германии имеют право страховать свое здоровье.  И последнее: легальная проституция имеет место в Израиле, ЮАР, Австралии, Бразилии, Новой Зеландии, Канаде, Франции, Мексике. А стоит ли упоминать Голландию?!    А вот – еще что мы имеем – из того, что имеем.
Мало того, что проституция «живет и процветает», но она еще и «молодеет» с каждым днем. Тема подростковой проституции так или иначе, но касается каждого из нас. Даже если в своей жизни мы и не сталкивались с такими случаями «лоб в лоб», но, как минимум, немало были наслышаны об этой проблеме. К великому сожалению, наш социум еще настолько низко развит, что пока не может сам справиться с этой трагедией. Даже в культурной столице страны Нижний Новгород  уйма девушек по вызову, проститутки Нижнего Новгорода, пожалуй, самые многочисленные в стране после Москвы и Питера. Кто же выходит на этот тернистый путь подростковой проституции? Чаще всего – это дети из семей, так скажем, с целым шлейфом проблем: с плохим материальным положением в семье, и детьми, растущими «на улице», без должного внимания взрослых к их воспитанию.   Психоэмоционально эти дети уже изначально глубоко несчастны. Им трудно найти себя в «нормальном» обществе, тяжело выходить на контакт со сверстниками, они недооценивают себя, свои силы и свои возможности. Оно и понятно – ведь никто с детства им этого не прививал, не научил разбираться в том, что хорошо, а что – плохо. Поэтому и неудивительно, что такие подростки зачастую просто пытаются свести счеты с жизнью, покончив жизнь самоубийством. Очень печально, но многим из них это даже удается. Вот и оказывается, что сама жизнь, с детства такая нелегкая, и толкает подростков к такому роду деятельности…  Посмотрите сами, до чего мы дошли! Наши дети бегут из родного дома, бегут от нас, от общества, как от злейших врагов. Может, этот мир, этот огромный дом так и не стал им родным? Чья же в этом вина? Сказать, что – общества, будет мало. Нередки случаи, когда подростки в собственном доме подвергаются насилию и нападкам со стороны членов семьи, а бывает, что родные просто бросают своих отпрысков на произвол судьбы. Конечно, такому подростку сложно учиться в школе, и никто из них, как правило, и не думает о поступлении в дальнейшем в ВУЗ. А ведь без образования нынче никуда. А реалии сегодняшнего дня таковы, что никто не возьмет на серьезную, хорошо оплачиваемую работу человека без образования и/или с сомнительным прошлым.  Стремясь уйти от тягот такой вот жизни (и отчасти – с наивным стремлением доказать этому миру, что он чего-то да стоит), а иногда просто, чтобы привлечь к себе внимание, которого так всегда хотелось, – подросток и попадает в губительную, темную и засасывающую среду проституции, среду опасную, грязную и полную криминала. Тут вам и наркотики, и ВИЧ, и многое другое, не менее опасное и отвратительное. И в этом полностью виноваты мы сами, ведь все наше становление, как и сама жизнь, уходит своими корнями в счастливое (либо несчастливое) детство. Самое трагичное при этом – корни эти уже никак не отрубить, какими бы гнилыми они не оказались! И улицы поглощают сотни тысяч подростков, искалеченных детством и теми людьми, кто за детей в ответе.
Ведь дорога в бордель — короткая, а повернуть назад некоторым и жизни не хватает. Затягивает, как трясина, и не выпускает. Не выпускает замуж, не выпускает на другую работу… А знаете почему? Да потому, что слишком много в этих ночных полетах азарта, слишком много флирта и комплиментов, слишком много разочарований и душевных потрясений, слишком много надежд… Всего слишком. И разве можно сравнить с этой жизнью, кружащей словно карусель, обыкновенную, пусть даже счастливую, семейную жизнь? Нельзя. А службу, обыкновенную службу, на которой малюсенькими шажочками нужно упорно взбираться вверх по служебной лестнице? Тоже нельзя.
А самое большое Нельзя, чего категорически не стоит делать, — так это сравнивать, если уж удалось свернуть с этого пути. А девочки сравнивают, чем, сами того не ведая, роют себе яму…
И придет момент, когда она волком будет выть, уставшая от одиночества и неопределенности, вот тогда до нее дойдет, что сравнения-то были ложны… И вся эта веселая карусель — обманчива. Одиночество, неустойчивая психика, абсолютно искаженные человеческие ценности — вот тот капитал, с которым уходит на пенсию ночная бабочка.
Это воистину страшно.
 Хотя бы потому, что человек сам выбирает свой путь.  
 Разве сейчас я открыла Америку? Да об этом говорено-переговорено, писано-переписано. Одной «Яме»  Куприна больше ста лет !  А «Преступление и наказание» Достоевского с вечной Сонечкой Мармеладовой? А грустная и поучительная история капитана Шмидта? Да что там! Список можно продолжать бесконечно.

Но все равно  Тысячи девушек вступают на этот скользкий путь , ибо для многих  — это единственный трамплин. Другой вопрос, что не каждая может вовремя остановиться. Но в этом ничьей вины нет.
Лишь единицам, жалкому проценту, удается безболезненно и с пользой оттолкнуться от этого трамплина. Остальные так и стоят годами, словно приклеенные к нему, с ужасом смотрят вниз, но видят лишь пугающую неизвестность…